Как я не стала… Философский трактат о несбывшихся мечтах

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Как я и обещала, начинаю публиковать очерки о  несбывшихся мечтах. Такой некий анти-авто-биографический жанр…

Не все мечты сбываются...

Не все мечты сбываются…Может, это и к лучшему

Каждый человек мечтал в жизни стать космонавтом. Как бы не выеживался. Все равно мечтал. Только космос – он у каждого свой. Кому-то достаточно домашнего халата, 3D телевизора и Турции летом или Египта. Или по-очереди: то Турция, то Египет. Кто-то стремится выше – им нужна своя пекарня, свой салон, своя сеть супермаркетов. Ну а есть и такие, которые хотят взлететь выше всех и оттуда, с высоты, светить всем – звездой. И падают тоже все. А количество повреждений при падении зависит строго от заданной высоты. Поэтому больше повезло тем, кто своего космоса не достиг. И остался невредим.

Как я не стала солдатом

Это сейчас бравые парни в форме ассоциируются с дедовщиной, незаконченной средней школой и пневмонией. Да и бравыми они быть перестали. Стройные ряды расстроились, портянки растянулись. Но когда мне было три года, любой рядовой солдат походил на офицера, так как в его глазах еще светился огонь Великой Победы. И поэтому на вопрос: кем ты хочешь стать в будущем, я отвечала – конечно, солдатом. И искренне переживала, что меня вообще угораздило как-то родиться девочкой. Мечта-то была стать солдатом, а не солдаткой.

Иногда родители использовали мою мечту в целях воспитания. И вполне успешно. До поры до времени. Например, заплетая мне по утрам косу, мама любила повторять: «терпи казак, атаманом будешь». Конечно, казачий атаман не совсем тот образ, к которому я по-детски искренне стремилась. Но это было не важно, так как мне слышалась совсем иная фраза и воспитательного эффекта она иметь никакого не могла. Но имела, потому что была следующей: «терпи коза, а то мамой будешь». Я терпела и думала: действительно, быть мамой сущее наказание, уж лучше я потерплю 10 минут, а когда вырасту стану солдатом, а не мамой (жуть какая!).

Несмотря на мечту о героическом будущем, в настоящем  маленькая девочка с косичками любила поплакать, да что там говорить – попросту отчаянно и безыдейно пореветь. Навзрыд. Каждый ребенок знает, что это полезно – родители пожалеют или устанут слушать истерику и уступят. Так был выигран не один спор отцов и детей на Земле. Естественно в пользу последних. Однако мой папа качал головой и строго напоминал: ты же хочешь стать солдатом, а солдаты не плачут. НИ-КОГ-ДА.  Вот это никогда и стало опорным камнем, который покосился и разрушил до основания мою детскую мечту.

А началось все с того, что мы с подружкой нашли выпавшего из гнезда галчонка. И решили заменить ему родителей – то есть кормить, воспитывать и учить летать. Для этих целей, главным образом ради последней, каждый день мы выносили птенца на улицу и, подождав, когда он напьется из лужи, высоко подкидывали его над газоном. Надеялись, что в один прекрасный день он полетит. Но галчонок не хотел оправдывать наших ожиданий – беспорядочно махал крыльями и плюхался на животик. В  очередной раз собираясь на прогулку давать урок пилотажа и открыв клетку, я нашла маленький черный трупик. Урок не прошел даром. Я просто тогда не знала: никого нельзя насильно научить летать – ни птицу, ни человека. Научиться летать можно только самому. Конечно, если есть крылья. Но зато поняла, что убила галчонка и, упав на кровать, рыдала полчаса. И никто не мог меня успокоить, потому что первый раз в жизни я рыдала от горя.

Солдаты никогда не плачут. Но иногда так хочется. Иногда так надо, так необходимо поплакать, что, кажется, если этого не сделаешь, то просто умрешь. Как этот несчастный птенец. И вытерев слезы, я тогда решила для себя твердо. Солдатом мне не быть. НИ-КОГ-ДА.  И не надо. Я никого в жизни больше не хочу убивать.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.