Братья, но не близнецы: чем белорусы отличаются от русских

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

С 18 века Беларусь находилась в составе России, потом Советского Союза и до сих пор мы так и не привыкли воспринимать белорусов как иностранцев. И все же менталитет там несколько другой, что обусловлено рядом факторов.

Куда «утекают» белорусы

В Беларуси, как и в России, есть батька, который «все держит». Все да не всех. Молодые белорусы не сидят на месте, а без конца куда-то стремятся. Но в отличие от русских, на заработки в столицу едут они не часто. Минск не является таким мощным магнитом для местной лимиты, как Москва.

Мне довелось пообщаться  с необычным представителем своего народа. Павел Андреевский только что вернулся из кругосветки, встретился с соотечественниками, но надолго в стране не задержался. На момент интервью он уже был в Китае.

Братья, но не близнецы: чем белорусы отличаются от русских

Павел уехал из родной страны для того, чтобы путешествовать по всему миру

– В том же Лаосе, допустим,  я посетил, наверное, городов больше, чем в своей родной Беларуси, – признается мой собеседник.

– Как так получилось? – спрашиваю.

Впрочем, могла бы и не спрашивать. Беларусь страна маленькая, а мир безграничен для тех, кому нравится его познавать.

 После Университета Павел три года работал, затем основал собственную компанию, а спустя год грянул кризис, обвал рубля. И захотелось приключений:

– Именно в этот момент я оказался перед выбором: начать новое дело, поехать учиться в Европу или оставить все и отправиться в большое путешествие. Накопить много денег я еще не успел, но уже представлял, как можно колесить по миру, располагая небольшим бюджетом, так как перед глазами был пример знакомых, ведущих такой образ жизни.

С тех пор он постоянно в пути. Мнение именно такого человека, свободного от стереотипов, мне показалось интересным и объективным.

– Так куда же едут белорусы из своих маленьких, уютных городков и зачем?

– Начнем с того, что едут не все. Есть у меня знакомые-предприниматели, которые могли бы перебраться в Минск. Но им нравится жить и работать в своих небольших городах – там совсем другой темп жизни. Никаких пробок и все вопросы решаются гораздо быстрее. Например, Гродно за 20 минут можно проехать от одного конца до другого. Одна моя знакомая пожила в Минске и теперь хочет вернуться в родной Солигорск. Считает, что там она может быть полезнее, развивая  интересные для нее направления, связанные с экологией.

Киев остался Киевом и по-прежнему притягивает белорусскую молодежь

– Далеко не все рвутся в столицу. Гораздо больше молодежи стремится за пределы страны – временно или навсегда. Едут в Киев и в Санкт-Петербург. Друг у меня учится в Питере. А сам я два года назад был в Украине и могу сказать, что возможностей для реализации молодежи там пока в разы больше, чем в Беларуси. Что касается перемен и потрясений, произошедших в стране, в целом Украине они конечно помешали развиваться, идти вперед. Но, тем не менее, Киев остался Киевом и по-прежнему притягивает нашу молодежь.

В топ-7 стран, куда белорусы чаще всего уезжают на заработки, входят Россия (4764 человека), Польша (2100 человек), США (465), Литва (287), Германия (177), Финляндия(99) и Чехия (61).

– А в Белоруссии чем плохо? Наоборот, я знаю, что некоторые русские сюда переезжают на ПМЖ.

– Вообще, в Беларуси не сложно воплощать проекты, открывать компании, делать бизнес. Хотя рынок и небольшой. В Грузии, Армении, Казахстане считают, что у нас жить круто. Все говорят – нам бы так! Ни в одной стране из бывшего СССР мне еще не сказали, что в Беларуси плохо. А белорусы всегда смотрят на Запад. Он близко – через границу все видно. А там понятно, что ситуация лучше. Такой стиль жизни молодежи нравится больше. Наверное, поэтому они туда и стремятся.

Туристическое будущее Беларуси не за горами!

Между тем, трафик в Беларуси нельзя назвать односторонним. В стране довольно много гостей из-за рубежа, к которым относятся весьма толерантно.

– А можно ли назвать Беларусь туристической страной? – спрашиваю.

– У нас всегда было много русских, украинцев, поляков. Мой родной город Гродно как раз находится на границе с Польшей. Все отмечают, что в белорусских городах чисто и аккуратно, широкие проспекты и ухоженные улицы.

Минск. Фото Павла Андреевского

Шириной проспектов и архитектурой зданий Минск чем-то напомнил мне Сарагосу

– А за последние два года, пока я путешествовал, вообще многое изменилось. В первую очередь, наверное, в законодательном плане. Раньше европейцам сложно было попасть к нам – нужны были разрешения, приглашения от местных. Сейчас ряду стран разрешили пятидневный въезд в Беларусь, появились контакты с Китаем.

Этой зимой Беларусь существенно расширила количество государств, жители которых теперь могут свободно въезжать на ее территорию. Среди них все страны Евросоюза, США, Китай, Индия. А также Замбия, Гондурас, Гаити и ряд арабских стран. При этом, чтобы попасть в соседнюю Россию, туристам все же понадобится виза.

– За пять дней, однако, много не увидишь. Можешь назвать места, которые обязательно нужно посетить туристу в Беларуси?

 – Туристов обычно возят в замки. Самые популярные Мирский и Несвижский. Но я бы, наверное, в первую очередь побывал в Беловежской пуще. И съездил бы в Солигорск. В этом небольшом городке ведется добыча соли шахтным способом. Для людей с респираторными заболеваниями там действуют санатории. У некоторых из них есть свои шахты, которые оборудованы для лечения под землей. 

– Как в Беларуси относятся к приезжим, к русским, в частности? Сказалось как-нибудь соседство Прибалтики и Украины? Прибалты уже давно настороженно относятся к россиянам, на Украине – с недавних пор.

– К россиянам у нас всегда хорошо относились. На протяжении истории нам нечего было делить. Что касается в целом отношения к иностранцам, могу сказать, что в Гродно, например, раз в два года проводится Фестиваль дружбы народов. Суть его в том, что весь город разделяется на сектора, которые мы называем подворками, то есть дворами по-русски. И в каждом дворике каждая нация представляет себя (у нас живут китайцы, пакистанцы, индусы, представители стран СНГ). Можно познакомиться с кухней, фольклором, национальной одеждой разных народов. Каждый чувствует себя значимым, имеет возможность как-то самовыразиться.

Страна языческих традиций

– «Вы, белорусы, такие суеверные!» – заметила как-то одна моя знакомая из Латинской Америки, прочитав статью в Википедии, – рассказывает Павел. – И я задумался, так ли это. Ну да, у нас некоторые верят, что черная кошка дорогу переходит к несчастью. Но такая байка, по-моему, везде существует – и в России в том числе.

– Ну разумеется, в России тоже очень много разных суеверий – все они уходят корнями в язычество. Но вот именно языческих традиций сохранилось у нас не так уж много. Церковь слишком активно боролась с ними. А как с этим обстоит дело в Белоруссии?

–  Языческих традиций я наблюдал не много, но точно знаю, что в ночь на 7 июля некоторые белорусы до сих пор празднуют День Ивана Купалы. Молодежь ходит в лес, собирает травы, прыгают через костер, плетут венки. Самому, правда, ни разу не доводилось участвовать в этом действе.

В ночь с 6 на 7 июля белорусы вновь готовы поверить в очистительную силу огня и воды и магию цветущего папоротника.

Праздник Ивана Купалы или Купалье (так его называют белорусы) сохранился в белорусских селах в исходном формате – парни с девушками прыгают через костер, ищут цветок папоротника, плетут венки из трав и цветов и бросают в воду – чей дальше отплывет и не утонет, ту счастье ждет и свадьба скоро. В России и Армении, допустим, аналог такого праздника тоже существует, но сейчас он больше ассоциируется с христианским. И сводится к тому, что русские ходят в баню, а армяне обливают друг друга водой.

До сих пор трепетно относятся белорусы и к могучим дубам, некогда священным деревьям.

– В заповеднике Беловежская пуща (та самая, про которую пели “Песняры” и где был подписано соглашение о распаде СССР – прим. авт.)  в нетронутом виде сохранились древние дубы, стволы которых могут обхватить только несколько человек, – рассказал Павел.

В Язвинском лесничестве на территории заповедника находится дуб со сквозным дуплом искусственного происхождения. Такие полости в дереве проделывали для того, чтобы в отверстие мог поместиться человек, а то и несколько. Считалось, что, находясь в дупле, больной впитывает силу дуба и излечивается от недуга. Некоторые до сих пор верят в этот ритуал и приходят в дубовую рощу лечиться.

Мореный дуб настолько прочный, что из него делали кресты и гробы. Отсюда выражение «дать дуба».

Древние белорусские мастера-краснодеревщики тоже ценили дуб и особенно мореный (то есть такой, который много лет пролежал в воде). Впитывая речные соли, древесина становилась очень прочной – из нее делали опорные бревна срубов домов, выдалбливали гробы и мастерили надгробные кресты. Отсюда и популярная фраза «дать дуба».

Чем гордятся белорусы?

Когда страна маленькая, у нее мало поводов для гордости. И поэтому любое небольшое достижение, либо же местное отличие приобретает форму гротеска и преподносится в виде национального «блюда», так считает мой собеседник.

Далее мы с Павлом рассмотрели ряд стереотипов.

– Лучше всего русские знакомы с белорусской кухней: драники, по-моему, знают все.

– Драники готовят не только в Беларуси, но и в Польше, в Литве, в России. Варьируются лишь названия. Просто у нас объективно много картошки: из нее делают оладьи, гарниры, в связи с чем белорусы преподносят драники иностранцам как белорусское блюдо. У нас в семье готовили драники с мачанкой. Но мне больше всего нравится холодник – такой формат холодного летнего борща. У вас его тоже готовят.

Действительно, драниками и холодным борщом нас не удивишь. Но вот рецепт мачанки я взяла себе на заметку.

Братья, но не близнецы: чем белорусы отличаются от русских

Драники с мачанкой

Рецепт мачанки: вяленое мясо нарезать на небольшие кусочки, лук потереть на мелкой тёрке. Выложить копчёности и луковую массу на сковороду, подлить немного воды, добавить соль, перец, тмин. Тушить около 5 минут. Добавить в мачанку ложку муки и загустить блюдо. Залить сметаной, перемешать. Тушить, регулярно помешивая, на слабом огне ещё около 10 минут. Подавать в отдельной миске к драникам, а можно полить сверху.

В Беларуси есть праздник сбора урожая, называется Дожинки – проводится в сентябре. Во время этого ежегодного фестиваля как раз можно попробовать разные белорусские деликатесы.

Столицей фестиваля-ярмарки Дожинки выбирается каждый год новый город в Беларуси. Но ни разу это не был Минск.

 

Братья, но не близнецы: чем белорусы отличаются от русских

По-белорусски название фестиваля пишется через букву “А” и с “Ы” после “Ж”.

– Последнее время на слуху также белорусские креветки. Что это, шутка, интернет-мем? Ты что-нибудь слышал про них?

– Мне кажется, что это связано с историей, когда Россия ввела ограничение на экспорт из Европы разных групп товаров. И в тот момент Беларусь начала ввозить продукты, которые мы не производим: креветки, ананасы, бананы и так далее. Для того чтобы переправить запрещенные товары в Россию, пришлось “сделать” их белорусскими. Работало это недолго – 2-3 месяца. Но шутка про креветки осталась. Это, по крайней мере, мое видение ситуации. Может быть, я ошибаюсь и у нас действительно где-то водятся креветки.

Вопрос показался мне интересным, и я исследовала его в глубинах Интернета. Выяснилось, что под городом Белоозерск в научных целях действительно разводили речных восточных креветок в озере Белом. Лет 30 назад. Но не в промышленном масштабе. Сейчас еще иногда приезжают туда половить креветок – но только, пожалуй, ради спортивного азарта.

– Говорят, в Беларуси самые красивые девушки. Ты согласен с этим утверждением?

– Думаю, что это не правда. В каждой стране свои стандарты красоты. В интернете натыкался на карты мира, где на основе стереотипов и опросов показаны страны с самыми красивыми девушками. В Европе это Украина, Россия, Беларусь, Литва. В Южной Америке – Колумбия, в Восточной Азии – Тайланд.

– А как насчет белорусского трикотажа? Магазины с таким названием в России встречаются на каждом углу.

– Среди моих знакомых любителей белорусского трикотажа нет. Объективно, да – он качественный. Но молодежь в Беларуси предпочитает одеваться в западные бренды. До 2014 года в стране были очень популярны ателье. Мастера покупали ткань у местных предприятий и шили индивидуально. (К слову, легкая промышленность была локализована в Беларуси еще с советских времен – прим. авт.) После кризиса многие из них закрылись, так как индивидуальный пошив стал не очень востребован. Зато, видимо, активно стал экспортироваться за границу. В Россию в частности.

– Так все-таки есть в Беларуси что-то, чем ты бы мог гордиться?

– В своей стране я, пожалуй, горжусь людьми, которые меня окружают. Все мои друзья – активные и предприимчивые ребята. Они организовывают социальные проекты, создают успешные стартапы, стараются делать жизнь окружающих лучше и всегда готовы прийти на помощь ближнему. 


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.